Эдуард 8 и уоллис симпсон

История любви Эдуарда VIII и Уоллис Симпсон описана в мемуарах, романах и сценариях, но продолжает будоражить сердца людей до сих пор. Ведь нечасто мужчина ради любимой отказывается от престола и родины…

Десятого декабря 1936 года произошло историческое событие для Британской империи: король Эдуард VIII подписал официальное отречение от престола.

Его последним волеизъявлением в качестве монарха было радиообращение к британскому народу, в котором он пояснил причину своего поступка: «Я не нахожу возможным нести тяжелое бремя ответственности и должным образом справлять свои королевские обязанности без помощи и поддержки той, которую люблю».

Кем же была эта женщина, отношения с которой оказались дороже королевского титула и власти?

Уоллис Уорфилд — «Американская язва»

О происхождении Уоллис Уорфилд известно немного. Среди историков нет единства даже в годе ее рождения — то ли 1895, то ли 1896. Одни говорят, что малышка появилась на свет в семье разорившегося американского плантатора, который вскоре умер. Другие уверяют, что ее родители никогда не были женаты, и горе-папаша сбежал от ее матери раньше, чем девочка родилась. Так или иначе, мать Уоллис вскоре сумела довольно удачно выйти замуж и даже отправить подросшую дочь в закрытую школу.

До 18 лет девушка прожила в частном пансионате; звезд с неба не хватала, зато отличалась на уроках танцев и этикета.

История любви: Уоллис Симпсон и Эдуард VIII

Получив аттестат, она поняла, что единственным ее шансом на благополучную жизнь является замужество.

Найти хорошего супруга невесте без приданого непросто. Но Уоллис была обаятельной, высокой, стройной, с выразительными чертами лица. Конечно, красавицей ее не назовешь, но ведь и вкусы у мужчин разные. После двухмесячного романа с лейтенантом Уинфридом Спенсером Уоллис поспешила выйти за него замуж и горько об этом пожалела. Ее жизнь превратилась в бесконечные скитания по гарнизонам. Жалованье у супруга было мизерным, к тому же он страдал от алкогольной, а затем и наркотической зависимости.

Так прошло десять лет. Спенсер оказался не только алкоголиком, но и садистом: он периодически поднимал на Уоллис руку. Нет, не для такой жизни она рождена! Уоллис решилась на развод. Ее отговаривали все: знакомые, супруги сослуживцев мужа, мать с отчимом. В начале XX века развод был клеймом даже для американки.

Получив заветную свободу, Уоллис поняла, что не знает, что с ней делать. У нее нет ни работы, ни красоты, ни денег, ни жилья. Получается, нужно снова выходить замуж. Только бы снова не совершить ошибку!.. Но эта женщина была не только умна, но и удачлива. Ее вторым супругом стал Эрнест Симпсон -наследник богатого английского судовладельца. Он увез супругу в Лондон и ввел пусть не в высшее, но в светское британское общество.

Отогревшись в заботе мужа и привыкнув к сытой жизни, Уоллис расправила крылышки. Она жадно впитывала в себя традиции английского света: интерьеры богатых резиденций, фасоны платьев и украшений, манеру вести беседу… Муж оплачивал любые ее капризы, в том числе и вдруг возникшее желание открыть свой собственный салон.

Представители высшего света Лондона нашли Уоллис «интересной и даже забавной» и признали своей. Во многом она заслужила это благодаря острому языку, за что тут же получила прозвище «американская язва». Ее подругами были приближенные ко двору дамы, в том числе и виконтесса Тельма Фернесс, любовница принца Уэльского Эдуарда. Именно она и познакомила Уоллис с принцем, не подозревая, что американка уведет у нее кавалера.

Эдуард VIII — Непутевый наследник

С самого своего рождения 23 июня 1894 года Эдуард-Альберт-Христиан-Георг-Эндрю-Патрик-Дэвид был головной болью родителей. На кроху, который получил сразу семь имен и титул высочества, возлагались большие надежды, а он их не оправдывал. Притом, что его прабабка -сама королева Виктория, а крестные — русский император Николай II и его супруга!

Отец Эдуарда, ставший королем в 1910 году, был сторонником жесткой дисциплины — как в армии, так и в кругу семьи. Мать, немецкая принцесса, не отличалась эмоциональностью и мало интересовалась воспитанием сына. Эдуард же с детства рос очень впечатлительным мальчиком и остро нуждался в любви.

Но вместо материнской теплоты получал указания гувернанток и напоминания о том, что он — не ребенок, а подданный своего отца и будущий престолонаследник. В своем дневнике Эдуард записал: «Мое детство было полно невзгод». Застенчивый от природы и нервный из-за пресса дворцового этикета, Эдуард нашел отдушину в спортивных автомобилях и американском джазе.

Уехав учиться в Оксфорд, наследник вздохнул чуть свободнее, впрочем, ненадолго. Властная рука родителей сумела контролировать его и там — через письма, содержание которых сводилось к запретам и указаниям. Не слишком способный к учебе Эдуард быстро приобрел репутацию молодого человека небольшого ума. Зато успехи ждали принца в спорте — он стал лучшим игроком команд Оксфорда по футболу и поло.

Однако отец счел эти занятия недостаточно аристократичными, а мать написала, что они могут быть опасны для жизни: наследному принцу нужно думать не о себе, а о своем государстве. Эдуард бросил спорт и взялся за спиртное. Он был красив и отлично сложен. На студенческих вечеринках за его внимание боролись десятки девушек из лучших британских семей, но тщетно. Поговаривали, что Эдуард интересуется не девушками, а парнями.

На самом деле он страдал эдиповым комплексом — к тому времени этот термин уже был объяснен Зигмундом Фрейдом. Мучаясь от невнимания холодной матери, Эдуард не мог выстроить отношения с девушками. Кто-то даже пустил слух, что он от природы мазохист и требует от партнерш особых развлечений. Но одно было правдой: принца привлекали властные дамы старше его.

Так, любовницей Эдуарда стала Фрида Дадли, замужняя женщина на 16 лет старше. Десять лет семья монархов, как и муж Фриды, закрывали на этот роман глаза, пока Эдуард вдруг не решил жениться на Фриде. Та испугалась скандала и поспешила сбежать от любовника в отдаленное имение своего супруга, а грустный наследник забылся в объятиях Тельмы Фернесс, которая в один прекрасный день и представила его подруге — американке Уоллис Симпсон.

Тайное становится явным

… Высокая худая женщина стояла у окна с бокалом шампанского и задумчиво глядела вдаль. Ей было откровенно скучно на светском рауте. Эдуард, также не находивший себе места на этом празднике жизни, решил с ней заговорить. Как и полагается по этикету, тему выбрал самую банальную: холодный английский климат. Ведь женщина была американкой — их два часа назад представили друг другу. Ответ его огорошил:

— С тех пор, как я переехала в Лондон, я слышала этот вопрос раз двести. От принца можно было ожидать что-то более оригинальное!

Развернувшись, она ушла вглубь зала, навсегда унося с собой сердце Эдуарда. Какая дерзкая! Еще никто не смел перечить ему, да еще в столь грубой форме. Принц привык, что окружающие перед ним пресмыкались и любую сказанную им банальность воспринимали как мудрость.

Мысли об Уоллис не выходили у него из головы. Что бы такое придумать? Может, пригласить чету Симпсонов на прогулку на его яхте? Точно! Все будет выглядеть благопристойно, а он сможет урвать несколько минут наедине с этой необыкновенной женщиной.

С тех пор уик-энды на троих стали традицией. Муж Уоллис все прекрасно понимал, но он был мудрым человеком и не собирался вставать у принца на пути. Он лишь умолял жену быть осмотрительной и не предавать роман огласке.

Вскоре Эдуард и Уоллис прогуливались на яхте уже без посторонних. Он поспешил признаться ей в любви и… обжегся о ее ироничную улыбку. Нет, она не против стать его любовницей, это даже интересно! Но их связь — не любовь, а всего лишь интрижка, нужно это понимать. Ее самолюбию льстила трепетная привязанность мужчины, в чьих жилах течет голубая кровь, а еще огромные букеты цветов и бархатные футляры с драгоценностями, которые к ним прилагались…

Все тайное становится явным, а уж роман наследника престола — тем более. Таблоиды пестрели фотографиями Эдуарда «с этой американкой». Пять лет королевский двор закрывал на их отношения глаза. Эдуард был счастлив. Наконец-то он встретил женщину, которая заботилась о нем, как мать. А Уоллис заполучила принца!

Сказка оборвалась, когда пришло известие о смерти короля Георга V. Теперь Эдуард должен занять его место. И хорошо, если он к тому времени будет женат. Конечно, не на Симпсон, а на девушке достойного положения. По мнению британской общественности, у Уоллис было три глобальных недостатка: она американка, дважды разведена и к тому же католичка. Но принц, обычно мягкий и податливый, вдруг уперся: кроме нее, ему никто не нужен, может быть, даже и трон!

Королевский двор пребывал в шоке. Премьер-министр сделал все, чтобы разлучить влюбленных. Он даже нанес визит мистеру Симпсону, дабы убедиться, что тот не даст Уоллис развод. Каково же было удивление гостя, когда он узнал, что накануне Симпсона посетил лично Его королевское Величество и попросил руки его супруги.

Изгнание из страны

Шикарная вилла на Ривьере ходила ходуном. Только что Уоллис, как и миллионы британских подданных, выслушала по радио обращение Эдуарда, в котором он сообщал об отречении от престола. Словно пантера, она металась из угла в угол, а потом принялась крушить все, что попадалось на пути: антикварные вазы, фарфоровый сервиз, дубовые стулья… «Дурак! Глупый дурак!» -кричала Уоллис, пока с тихими слезами бессилия не упала на кровать. Прислуга не знала, что делать: такой хозяйку видели впервые, а потому горничные предпочли ретироваться на кухню.

Конечно, перспектива стать хозяйкой Букингемского дворца и королевой Англии кружила ей голову. Но, как женщина умная, Уоллис понимала: слишком могущественные силы будут препятствовать этому. И тогда она пообещала Эдуарду, что даже в случае его женитьбы останется с ним в статусе любовницы. А он что наделал!

Последствия оказались еще ужаснее, чем они предполагали. Королевская семья восприняла поступок Эдуарда как предательство и потребовала его изгнания из Англии. Ради любимой женщины Эдуард лишился не только трона, но и родины. Ему был оставлен титул герцога Виндзорского, правда, без права наследования, и назначена годовая рента. В ту же ночь Эдуард вместе с Уоллис покинули Англию. Теперь их домом стала Франция.

Эдуард VIII и Уоллис Симпсон: счастливы вместе

Поженившись, они приобрели роскошную виллу, которая стала их семейным гнездышком. Все 12 комнат Уоллис отделала настолько шикарно, что ее любимый Эдуард по-прежнему чувствовал себя хозяином дворца. Супруги организовывали приемы и вели активную общественную жизнь, с удовольствием разыгрывая роль королевской четы в изгнании — этого английский двор у них отнять не мог.

Перед началом войны Уоллис и Эдуард уехали в США. Они наслаждались жизнью, как никогда. Уоллис тиранически заботилась о муже: заставляла ездить на море, которое он терпеть не мог, ограничивала спиртное и сигары, могла в присутствии гостей устроить ему выговор, если он болтал лишнее.

Многих такое обращение с английским королем, пусть и бывшим, коробило, но Эдуард был на седьмом небе от счастья. И пусть Уоллис не могла подарить Эдуарду детей (говорят, что ее бесплодие стало следствием неудачного аборта от первого мужа), их место заняли четыре мопса, с которыми бывший король с удовольствием прогуливался по улицам Нью-Йорка. После войны пара вернулась во Францию.

Как бы ни заботилась о муже Уоллис, она так и не смогла побороть его привычку к курению, которая в итоге погубила Эдуарда. Герцог Виндзорский скончался от рака горла в возрасте 77 лет. Единственное, что беспокоило Эдуарда в последние дни, его прах увезут в усыпальницу Виндзоров в Англию, и они с Уоллис после кончины не смогут быть вместе. И только когда правящая королева Елизавета дала Эдуарду письменное разрешение на захоронение жены рядом с ним в Лондоне, бывший король смог умереть спокойно.

Уход мужа стал для Уоллис тяжелейшим ударом. Ей теперь незачем жить… Несмотря на разрешение остаться в Лондоне, вдова вернулась в Париж. Через месяц после похорон у нее случился первый инсульт. Она выстояла, но стала прихрамывать, левая рука плохо двигалась. Свою жизнь Уоллис посвятила воспоминаниям об Эдуарде и начала писать о нем книгу.

Второй удар на долгие годы приковал ее к постели. Она пережила своего мужа на 14 лет. Каждый вечер, лежа на своей половине супружеской кровати, Уоллис целовала подушку супруга и говорила: «Спокойной ночи, любимый!»

Королева исполнила свое обещание: Уоллис похоронили рядом с Эдуардом в усыпальнице Виндзоров. Англия смогла признать их любовь только посмертно. ..

Участвуйте в народном рейтинге интересных историй и фактов. Если вам понравилась статья — жмите на кнопку. Это интересно123

Koрона за любовь

В минувшие выходные В Нью-Йорке состоялся один из самых грандиозных аукционов нашего времени — распродажа имущества бывшего короля Великобритании Эдуарда VIII и его супруги Уоллис, проведших в изгнании почти 40 лет под именем герцога и герцогини Виндзорских. Именно там, в зале Sotheby’s, под стук деревянного молоточка и выкрики аукциониста завершилась самая известная история любви XX века.

Вилла в Булонском лесу

Ее не сразу-то найдешь, эту виллу, спрятавшуюся в чаще Булонского леса. Сквозь узорчатую решетку ограды смутно белеет элегантный двухэтажный особняк под потемневшей черепичной кровлей. Ставни наглухо закрыты, двери тоже.

Почти сорок лет этот дом служит прибежищем загадочной и странной пары. Их всегда видели вместе. Никогда порознь. Она — худощавая, затянутая в талии, на высоких каблуках, с выбеленным неподвижным лицом. Он — изящный, породистый, седой, с грустными глазами. В нагрудном кармане твидового пиджака краешек неизменного платочка в тон галстуку. В руках, как правило, связка поводков с лающими мопсами. Когда накрапывал дождь (а эти двое гуляли в любую погоду), он заботливо держал над ней огромный зонт в мелкую клетку — маленький кусочек Шотландии под парижским дождем.

Так они шли под зонтом по аллее Булонского леса, он и она — чинная, немолодая пара, каких здесь немало прогуливается со своими собачками. И, глядя на них, трудно было вообразить, что этот элегантный господин и его молодящаяся спутница — бывший король Великобритании Эдуард VIII и его знаменитая жена Уоллис, ради которой он когда-то был вынужден отказаться от престола.

История их, по-своему необыкновенная, загадочная, полная нераскрытых тайн и захватывающих подробностей, стала одним из самых популярных мифов ХХ века. Мифом о власти любви, перед которой даже королевская власть бессильна. Стоит ли говорить, что обоим главным героям просто ничего не оставалось, как до последнего вздоха поддерживать этот миф, являя миру образец идеальной любящей пары. А ведь еще неизвестно, что на самом деле сложнее — отречься от короны или прожить вместе в любви и согласии целых 35 лет под прицелом всевидящих фотокамер и любопытных взглядов.

Но именно столько лет герцог и герцогиня Виндзорские прожили в изгнании — вначале на Багамских островах, где он был губернатором, потом в Париже, где вся его жизнь в сущности свелась к тому, чтобы держать над ней зонт в непогоду и выгуливать их собачек. История этого знаменитого брака нашла свое отражение в фотографиях, вещах, безделушках и реликвиях, во множестве хранившихся на вилле в Булонском лесу. Собранные вместе, они безмолвно свидетельствовали о том, чем может стать жизнь короля, оставшегося без страны, без трона, без подданных, но сумевшего сохранить свою единственную любовь, с которой его могла разлучить только смерть.

Герцогиня пережила мужа, скончавшегося 1972 году, на 14 лет. У них не было детей. После смерти Уоллис в соответствии с ее волей великолепная коллекция ее драгоценностей вместе с виллой и всем имуществом отошли Пастеровскому институту (научно-исследовательский институт, где проходил курс лечения герцог Виндзорский). Дом нуждался в срочном ремонте: в течение последних одиннадцати лет, когда герцогиня страдала от тяжелого атеросклероза и была прикована к постели, все пришло в упадок. У мэрии Парижа в долгосрочную аренду дом выкупил предприниматель-египтянин Мохаммед аль-Файед — один из богатейших людей мира, владелец лондонского магазина Harrod’s и парижского отеля Ritz. Став владельцем обстановки и виллы четы Виндзоров, он провел масштабную реставрацию, по крупицам собрал те реликвии, что уже разлетелись по свету. Затраты на воссоздание виллы и сохранение коллекции вылились в фантастическую сумму — 30 миллионов фунтов стерлингов.

В сегодняшней Англии, когда после гибели бывшей жены, незабвенной леди Дианы, наследник престола Чарльз, принц Уэльский, продолжает свой многолетний роман с Камиллой Паркер-Боулз, давней истории герцога и герцогини Виндзорских придается политическое значение. Если сама возможность морганатического брака будет поддержана общественным мнением Британии, будущий монарх вступит в союз с лицом, не разделяющим его королевский статус — так называемый HRH (His/Her Royal Highness).

Женищина, похитившая сердце "прекрасного принца"

"История моя проста — это история обыкновенной жизни, ставшей необыкновенной судьбой", — так начинается книга воспоминаний герцогини Виндзорской. Она была издана в 1956 году, когда та была одной из самых известных женщин мира, чьей судьбе изумлялись и завидовали на протяжении десятилетий. Однако в 1896 году мало кому, кроме обывателей Блю-Ридж-Саммит в Пенсильвании, было дело до родившейся на свет Бесси Уоллис Уорфилд. Ее появление за несколько месяцев до женитьбы родителей вызвало скандал в благородном обществе, к которому принадлежали ее мать и отец. Вскоре кормилец семьи умер, мать осталась без гроша и должна была, чтобы выжить, зарабатывать шитьем платьев. Если бы не благодеяния состоятельной тетушки Бесси, не видать бы Уолли привилегированной частной школы для девочек. Второй брак ее матери оказался неудачным, отчим умер от алкоголизма. Вскоре благородное происхождение и хорошие манеры дебютантки балтиморского света стали ее единственным приданым. В 1916 году последовало замужество с летчиком-инструктором американского морского флота Эрлом Винфилдом Спенсером. Легко предположить, что молодая женщина будет искать в муже защитника и опору, но, по ее собственному признанию, нашла в мужчине и офицере "слабохарактерного ребенка". В 1927 году она оставила Спенсера и пустилась в странствия по белу свету. Судьба занесла ее аж в Китай. Через год последовало второе замужество — с англичанином Эрнестом Симпсоном, с которым она и приехала в Лондон.

Тут миссис Симпсон полностью отдалась устройству респектабельного дома, поиску новых друзей и своего места в свете.

Как она добилась успеха? Конечно, меньше всего благодаря своей внешности. У Уоллис были некрасивые крупные руки, круглое лицо, и она носила мешковатые немодные платья. Громкий скрипучий голос только дополнял общий облик учителки. Если у нее и были какие-то таланты, так это прежде всего образцовая добросовестность, которой позавидовали бы все первые ученицы. Она выходила в свет как на уроки, старательно изучая на званых приемах, как следует вести себя, как одеваться, как поддерживать светский разговор.

Через год это была уже совсем другая женщина. Во-первых, она изменила тембр голоса, сделав его более напевным; во-вторых, отыскала для своего дома лучшую в Лондоне повариху и сама стала устраивать изысканные вечеринки.

Еще в 1931 году, на охоте в Мелтон-Моубрей ее представили принцу Уэльскому. Однако прошло несколько лет, прежде чем мимолетное знакомство переросло в нечто большее. Принц страстно любил Америку и все американское. Уоллис умела вызвать его на откровенность. Постепенно Эдвард начал посвящать ее в свои личные дела. Ее остроумие он принимал за ум, ее умение слушать — за интеллект. Он верил, что независимые суждения, а подчас даже дерзость были признаком незаурядного характера. Уоллис становится для него незаменимой и во многом определяет досуг и окружение принца, а с середины 30-х годов возобновляет свои связи с немецкими друзьями, всячески способствует профашистским симпатиям Эдварда. В ее салоне неоднократно устраивались его встречи с Риббентропом и другими германскими лидерами, наезжавшими в Англию с официальными и частными визитами.

Ситуация обострилась в январе 1936 года, когда умер Георг V. Уоллис быстро оформила развод с Эрнестом Симпсоном, полагая, что не годится быть любовницей короля Англии, имея при этом законного мужа. Тогда-то, в 1936 году, и началась ее настоящая карьера. В октябре она переехала в снятый для нее просторный четырехэтажный дом в фешенебельном районе. Здесь миссис Симпсон устраивала приемы и с успехом вошла в роль всесильной королевской фаворитки. На прием к Уоллис стремились попасть все виднейшие мужи европейской столицы — от промышленников и финансистов до генералов и дипломатов. Однако ее прославленный шарм, как ни странно, оставил совершенно равнодушным широкую английскую публику. Сама она считала, что англичанки, как и все прочие, просто не могут ей простить того, что она похитила сердце "прекрасного принца" — самого престижного жениха мира, в которого были влюблены все, от институток до зрелых матрон. Но какое ей было дело до них, если она уже завоевала своего самого главного поклонника. Для своего принца она стала незаменимой навсегда.

Матримониальные планы короля относительно дважды разведенной американки были категорически неприемлемы для английского истеблишмента и могли вызвать серьезные волнения в обществе. 10 декабря в присутствии ближайших членов семьи и премьер-министра Стэнли Болдуина им был подписан акт отречения от престола в пользу младшего брата Альберта, герцога Йоркского, ставшего королем Георгом VI. В радиообращении к нации Эдвард сказал: "Я не вижу возможности нести возложенные на себя обязанности без женщины, которую люблю".

Happy end. Что дальше?

Эдуард VIII навсегда войдет в историю человеком, отказавшимся ради любимой женщины от короны Британской империи. Но, в отличие от голливудских фильмов со счастливым финалом, озвученным победным колоколом, история на этом отнюдь не закончилась: им обоим предстояли еще долгие годы совместной жизни. Ей, небогатой американке из Балтимора — в качестве герцогини Виндзорской; ему, принцу Уэльскому, рожденному для трона и власти, — в качестве… любящего мужа.

Когда в 1987 году аль-Файед начал восстанавливать виллу, преданный слуга герцога Грегори Мартан открыл долго охраняемый клад. Приведя нового владельца в частные апартаменты старого хозяина, он приподнял тяжелую крышку из красного дерева.

Эдуард VIII и Уоллис Симпсон

В старинной ванне, которой герцог никогда не пользовался, покоились сотни документов и фотографий.

Уже на закате своих дней герцог осознал, что они вместе с Уоллис оказались в капкане. Всевозрастающую власть и абсолютный контроль над их жизнью стал обретать семейный юрист. Страдая тяжелой болезнью — раком горла, герцог понимал, что дни его сочтены, а положиться на своего душеприказчика ни ему, ни его жене нельзя. Но что-то менять было уже поздно. И тогда он начал прятать свои бумаги — документы и фотографии — в громоздкую ванну под пудовой деревянной крышкой. Так постепенно был собран огромный архив.

Автор нескольких королевских биографий, Хьюго Викерс ответил на вопросы "Домового", приняв в своем поместье под Лондоном.

— Как вы думаете, г-н Викерс, почему принц Уэльский выбрал в жены именно Уоллис Симпсон?

— Многие люди задавались этим вопросом, ведь у принца были и другие подруги. Но думаю, прежде всего потому, что Уоллис была яркой личностью. Это видно из поздних телевизионных интервью. Посмотрите, как моментально она парирует вопрос корреспондента, спросившего, может ли она припомнить первые слова при самой первой встрече с принцем Уэльским? "Бог с вами, я не могу припомнить его последние слова!" (Это интервью Британскому телевидинию в 1968 году.) Она всю жизнь была гувернанткой и даже нянькой своему мужу, но в то же время могла бесцеремонно всучить ему связку поводков с мопсами: "Подержи!" — и уйти к парикмахеру. Никто никогда так с ним, Виндзором, не обращался. Похоже, бывшему королю это даже нравилось. Оказавшись после отречения в изгнании, он обнаружил себя в странном положении: всю жизнь он готовился к тому, чтобы выполнять представительские обязанности, а теперь ему навсегда надо было распрощаться с этой ролью. Если кто-то и может в этой жизни оказаться пожизненно, фатально безработным, то это бывший король. Денег у них было предостаточно. Так что единственное, что ему оставалось, — быть мужем своей жены. Например, известно, что, когда бы Уоллис ни выходила из дома, он всегда прерывал свои дела, чтобы спуститься вниз и проводить ее до стоящей у входа машины.

— И что это за дела, которые так легко можно было прервать?

— Увы, главная проблема герцога заключалась в том, что дел-то у него как раз не было никаких. А ежедневной заботой герцогини было организовывать его день. Составлялось расписание, оно печаталось на машинке в маленьком офисе внизу, и с утра каждого дня оно лежало у герцога на столе. По точному замечанию одного из их друзей, Уоллис себе совершенно не принадлежала: как Шахерезада, она должна была беспрерывно занимать каждую минуту жизни своего мужа. Когда он не играл в гольф или не обедал с приятелем, ему совершенно нечем было заняться. Похоже, Уоллис всю свою совместную жизнь с герцогом старалась исправить собственный имидж. Она не хотела оставаться в сознании людей роковой женщиной, разрушившей королевскую судьбу. Поэтому все, что ей оставалось, — быть образцовой женой. И она ею была, бесконечно ухаживая за Виндзором, угадывая каждое его желание. Психологически она как будто все время хотела оправдаться: "Если я сделаю его счастливым, они меня простят!"

— Но почему в таком случае эта пара оставалась бездетной? Был ли это сознательный выбор или у кого-то из них просто не было физической возможности иметь потомство?

— У Уоллис не было детей и в предыдущих браках. Известно, что вскоре после ее свадьбы с герцогом в 1937 году она прошла через операцию, не позволяющую ей стать матерью. Королевскую семью это как нельзя больше устраивало: дети герцога оказались бы в двусмысленной и опасной ситуации. Наследование трона старшей дочерью Георга VI, нынешней королевой Елизаветой, могло бы быть оспорено. Но, думаю, герцог хотел бы иметь детей… Вместо этого у них были породистые мопсы.

— Только ли любовь соединяла их все эти годы?

— Они были соединены самой историей. После отречения у Уоллис не оставалось выбора. Могу легко допустить, что ее саму вполне бы устроила роль подруги короля. Но после его отречения ее позиция оказалась более чем уязвимой. В действительности она не хотела быть женой изгнанника. По рассказам очевидцев, когда Уоллис услышала по радио об отречении, она впала в невменяемое состояние. Она уже тогда понимала, какой груз ложится на ее плечи. Между тем Эдвард, удаляясь в изгнание, не предполагал, что оно станет пожизненным. По свидетельству его кузена лорда Маунтбеттена, после отречения он уехал во Францию радостный, будто школьник, отправляющийся на каникулы. Формально как условие своего возвращения он потребовал для своей супруги, во-первых, титул Ее Королевское Высочество (Her Royal Highness) и, во-вторых, чтобы ее признали членом королевской семьи. Получив титул герцога Виндзорского, Эдвард думал, что месяца через два, когда уляжется весь шум, он сможет вернуться на родину в качестве "брата короля". У него и в мыслях не было, что он так сильно оскорбил свою семью и английский истеблишмент. Но семья и официальный Лондон навсегда отвернулись от него.

— Каким статусом он пользовался за границей?

— Формально герцог не был изгнанником. У него был британский паспорт, он мог каждую минуту пересечь Ла-Манш и вернуться в свою страну. Но он поставил свои условия и мог вернуться только в том случае, если бы они были соблюдены. Условия эти не принимались, и только поэтому пара жила в изгнании добровольно. Вдовствующая королева Мэри так никогда и не встретилась со своей невесткой. В глазах общества "эта женщина" не могла быть королевой Англии, супругой главы англиканской церкви: где-то по свету гуляли два ее живых мужа. Герцог Виндзорский лишь однажды нарушил многолетнюю добровольную эмиграцию. Во время единственной встречи в 1945 году в Мальборо-хаузе он спросил свою горячо любимую мать, вдовствующую королеву Мэри, почему семья продолжает так упорно отвергать его жену? И та дала ответ, достойный супруги монарха: "Я часто думаю, мой сын, о всех тех солдатах, которые пожертвовали своей жизнью ради нашей страны в двух мировых войнах. Ты же не хотел пожертвовать для страны меньшим — женщиной, не подходящей в супруги королю".

— Но наверняка были и еще какие-то причины, по которым герцог и герцогиня не могли вернуться в Англию?

— Да, конечно. Была еще одна, неявная, причина, о которой не принято было открыто говорить: перед самым началом второй мировой войны герцог сделал неудачную попытку "наладить отношения" между Англией и Германией. Возобновив свои старые связи, он лично встречался с лидерами фашистской партии и с самим Гитлером. Многие стали видеть в герцоге предателя, а его добровольная дипломатическая деятельность подверглась острой критике. Он же никак не мог поверить, что его "миротворческая" деятельность не имеет никакого значения в большой и серьезной политической игре.

… За время болезни герцогини много всего было украдено, вынесено, потеряно. Дом разорен. Никто в точности не знает размер понесенного ущерба. Файед восстанавливал виллу и саму коллекцию, покупая на аукционах разошедшиеся по свету реликвии, ему там и тут предлагали вещи Виндзоров. Последней его покупкой стал знаменитый обеденный стол, за который Мохаммеду пришлось выложить 150 тысяч фунтов. "А ведь он им когда-то достался даром!" — только и вздохнул египтянин.

Так почему же в начале 1997 года он решился продать с таким трудом доставшуюся ему коллекцию? На этот вопрос ни у кого нет однозначного ответа. Известно только, что аль-Файед пошел на этот шаг с большой неохотой. Дом в течение последнего времени был открыт для посещения публики, но никогда целью реставрации не было превратить виллу в частный музей. Условия долговременной аренды препятствовали этому. Невозможно было поддерживать дом как виллу-музей последних владельцев. Намерением аль-Файеда было восстановить утраченную страницу истории: отремонтировать виллу, собрать коллекцию, выпустить ее каталог, издать книги, снять фильм. Но лично у него не было ни малейшего желания "жить в музее". К тому же не исключено, что в ближайшее время вилла могла сменить владельцев. Ими должны были стать сын аль-Файеда Доди и … принцесса Уэльская Диана.

Скрещение судеб

Удачливый египетский предприниматель был долгие годы близким другом отца леди Ди, покойного графа Спенсера. Дружили семьями, вместе проводили каникулы, ходили в круизы на яхте Мохаммеда, обедали в старинном Олтропе — имении семьи Спенсеров. После смерти отца Диана особенно сблизилась с Файедами. Ее мачеха Рейни призналась: "Мохаммед умел заставить Диану хохотать, но всегда был рядом, когда ей надо было выплакаться". Диана и аль-Файед участвовали в работе одних и тех же благотворительных фондов. Оба сполна познали на себе, что такое холод и неприязнь высшего света, отвергающего неудачников и чужаков.

Диана и старший сын Мохаммеда от первого брака Доди аль-Файед были знакомы более десяти лет. Каждому из них пришлось пройти через блистательный, многообещающий брак и мучительный развод. Вспыхнувший прошлым летом курортный роман неожиданно перерос в нечто более серьезное. Они задумались о помолвке. "Почему они все так ненавидят Доди? — спросила как-то Диана. — Неужели только за то, что он миллионер и сын миллионера?" Не только. Может быть, и за то, что славный Harrods — лучший универмаг Лондона, один из символов английской респектабельности и богатства — оказался в руках аль-Файеда. А может, Мохаммеда подозревали в причастности к дестабилизации партии консерваторов, а еще, возможно, недолюбливали за Виндзоров, за намерение пустить их реликвии с молотка, чтобы освободить дом в Булонском лесу и сделать его когда-нибудь парижской резиденцией Доди и Дианы.

"Как и я, Диана была отвергнута английским истеблишментом, — сокрушался старший аль-Файед. — Королевская семья оказалась такой мелочной, лишив Диану титула Ее Высочество — пресловутого HRH. Если бы у принцессы сохранился прежний статус, ей полагалась бы соответствующая охрана, специально подготовленный водитель. Тогда, может быть, и не было бы этой трагедии. Я никогда не смогу смириться с бессмысленной и жестокой смертью двух людей, которые были такими яркими, великодушными, полными жизни. Господь принял их души, теперь они нашли покой".

Сколько стоит кусок свадебного пирога?

Аукцион-распродажа был намечен на сентябрь 1997 года. Предшествовавшие ему публикации в прессе, телевизионные программы и выставки на трех континентах (в Европе и обоих Америках) уже порядком подогрели интерес публики, когда пришла трагическая весть из Парижа. Аукцион должен был начаться через семь дней после гибели Дианы и Доди. Мохаммед аль-Файед, посоветовавшись с Sotheby’s, решил отложить торги на начало 1998 года.

Р.S. Все средства, вырученные от продажи имущества герцогов Виндзорских, фонд аль-Файеда (AI Fayed International Charitable Foundation) планирует пустить на благотворительные проекты.

("Домовой").

Эдуард VIII и Уоллис Симпсон

В ноябре 1930 года она очутилась на вечере, на который был приглашен и принц Уэльский. Уоллис чувствовала себя абсолютно спокойной, когда ее представили принцу, и она присела перед ним в реверансе. Довольно быстро ничего не значащий флирт перешел в сильное увлечение.

В прессе появились сообщения, что принц совершенно потерял голову. Уоллис вряд ли можно было назвать красивой, скорее привлекательной. Кроме того, она в избытке обладала тем, что называется сексуальностью. Вскоре о новом романе принца заговорили во всех пределах Британской империи.

Эдуард VIII

Скандал просочился и на страницы зарубежных газет.

Король был шокирован и молил Бога, чтобы связь эта оказалась очередной легкой интрижкой сына. Однако ее завершения он так и не дождался.

В январе 1936 года Георг V скончался. После того как Эдуард был коронован, в его жизни появилась масса важных миссий и дел, так что в первое время любовники почти не встречались.

Миссис Симпсон начала беспокоиться, что принц уже забыл о ней, как вдруг на одной из вечеринок он заговорил с ней о женитьбе. Но для Уоллис брак с любимым казался чем-то нереальным, поскольку король Англии не принадлежал себе и не был властен распоряжаться своей жизнью.

После того как любовники стали встречаться открыто, Уоллис оказалась в двусмысленном положении, ведь существовал еще и мистер Симпсон, который, кстати, очень любил свою жену. В конце концов Эдуард сам пришел к мистеру Симпсону и напрямую заявил, что не намерен короноваться без возлюбленной. Мистер Симпсон оставил выбор за Уоллис.

Многие могут подумать, что она видела в союзе с королем только выгоду, но на самом деле Уоллис искренне любила короля, и их связывало не только физическое влечение, но и интеллектуальное партнерство, духовная близость.

Слушание дела о разводе Уоллис с мистером Симпсоном длилось всего 19 минут. В тот же день газеты запестрели заголовками: «Король женится на Уоллис», «Очередной морганатический брак» и т. п. Следует заметить, что Эдуард VIII был далеко не первым, кто решился на брак подобного рода. Вспомнить хотя бы Людовика XIV, который женился на мадам де Ментенон.

Издавна женитьба членов королевских семей Европы была вопросом политической целесообразности, и крайне редко династические браки заключались по любви. Если же наследник престола ни за что не хотел отказываться от избранницы сердца, заключался морганатический брак, то есть супруга не имела права на титул, герб и состояние своего мужа.

Однако, когда Эдуард VIII объявил о своем намерении заключить подобный брак, многие блюстители норм королевской власти рьяно воспротивились, особенно премьер-министр Болдуин. Но Эдуард VIII решил ни перед чем не останавливаться и в конце декабря 1936 года подписал акт об отречении. Приехали три брата короля, чтобы присутствовать на церемонии подписания этого акта.

Документ содержал следующее: «Я, Эдуард VIII, король Великобритании, Ирландии и британских доминионов, император Индии, настоящим заявляю о своем твердом и окончательном решении отречься от престола и выражаю желание, чтобы акт этот вступил в действие немедленно…»

Во время подписания решающего в жизни влюбленных документа Уоллис находилась в Каннах. Когда Эдуард позвонил и сообщил об этом известии, она разрыдалась, а некоторые из слуг позже говорили, что она назвала бывшего короля безмозглым дураком. Таким образом, Эдуард VIII царствовал 325 дней, 13 часов 57 минут. С отречением от престола он получил титул герцога Виндзорского. Попрощавшись с братом, новым королем Георгом VI, он добровольно покинул родину, не испытывая при этом никакого сожаления.

По старинному обычаю, жена герцога получала его ранг и соответствующие привилегии. Кроме того, к ней должны были обращаться «Ваше Королевское Высочество», а мужчины – делать перед ней низкий поклон. Эти обстоятельства явно не нравились многим высокопоставленным лицам, которые люто ненавидели безродную американку. Под давлением высшего света король был вынужден подписать акт о лишении жены Эдуарда титула герцогини. Такого свадебного подарка от брата герцог не ожидал, но тем не менее это только ускорило приготовления к свадьбе.

Бракосочетание состоялось в скромном замке неподалеку от французского городка Канде. Среди приглашенных были сын Черчилля Рэндолф, супруги Ротшильд, консул Великобритании в Нанте и первый секретарь британского посольства. Возле замка собралась большая толпа, которая радостно выкрикивала: «Счастья Виндзору и миссис Уорфилд!».

После обряда венчания состоялся свадебный завтрак, на котором Уоллис разрезала шестиярусный свадебный пирог.

В одной из газет была помещена статья с подробностями церемонии: «Bсe пили шампанское „Лоусон“ 1921 года, кроме его высочества, который попросил чашку своего любимого чая „Эрл Грей“. После чего Эдуард обратился к журналистам с просьбой оставить их на время медового месяца в покое, и те, как ни странно, послушались…»

В это время Европа стояла на пороге Второй мировой войны. Германские войска вторглись во Францию, а Париж, где поселились Эдуард и Уоллис, из последних сил держал оборону. Молодоженам удалось добраться до французской Ривьеры, а затем они пересекли испанскую границу. В мае 1945 года, когда капитулировала фашистская Германия, Эдуард и Уоллис были в Нью-Йорке. Вместе они прожили уже около 10 лет. По этому поводу Эдуард говорил: «Прошли десять лет, но не любовь».

После войны влюбленные вновь поселились в Париже. «Мой муж был королем, и я хочу, чтобы он жил по-королевски», – не раз говорила Уоллис. Супруги приобрели дом, еще недавно служивший резиденцией Шарля де Голля. Уоллис с воодушевлением принялась за обустройство семейного гнездышка. Супруги много путешествовали, а когда вновь оказывались в Париже, устраивали пышные приемы многочисленным друзьям.

На похороны своего брата Георга VI герцог поехал один. Новая королева Елизавета II, приходившаяся ему племянницей, заявила, что нежно любит своего дядюшку, однако в списке приглашенных на коронацию его имени не оказалось.

Приблизительно в это же время появился фильм под названием «История короля», повествующий о необыкновенном поступке Эдуарда, который пожертвовал престолом ради счастья с любимой. Супруги тоже присутствовали на премьере. Оба позже признавались, что более трогательной и правдивой картины никогда не видели.

Многие биографы и журналисты ломали голову над тайной их вечного союза. Сам герцог неоднократно говорил, что всегда чувствовал себя юношей, влюбленным в девушку.

В 1970 году на приеме в Белом доме, отвечая на тост президента Ричарда Никсона, герцог сказал: «Мне необыкновенно повезло, что очаровательная юная американка согласилась выйти за меня замуж и на протяжении тридцати лет была мне любящим, преданным и заботливым спутником». На что Уоллис с улыбкой ответила: «Ну, теперь вы понимаете, почему я его полюбила».

Их семейная жизнь текла размеренно и неспешно. Герцог увлекался гольфом и литературой. Ссоры возникали редко, в основном из-за количества сигарет, которые выкуривал герцог. Беда не заставила себя долго ждать. Врачи поставили Эдуарду диагноз – «неоперабельный рак легких».

Герцог вовсе не страшился смерти, больше всего удручало его то, что он никогда не увидит любимую. Для того чтобы быть вместе и после смерти, он купил два места на кладбище, где завещал похоронить себя и Уоллис, когда придет ее час.

Елизавета II, прибывшая с визитом во Францию, была хорошо принята Уоллис, которая словно не помнила о прошлых обидах. Герцог Виндзорский скончался 28 мая 1972 года в своем парижском доме.

Нужно ли говорить, как горевала Уоллис, она словно окаменела. Герцога решили похоронить на родине. Уоллис прибыла туда на личном самолете королевы, к ней относились с заботой и вниманием, которые она с благодарностью принимала. Она категорически отказывалась смотреть на тело мужа, говоря, что хочет сохранить его в памяти живым. В день, когда герцога хоронили, исполнилось бы 35 лет их совместной жизни.

Уоллис пережила мужа на 8 лет, но все эти годы она была разбита тяжелым параличом и почти не передвигалась. Ее содержание полностью оплачивалось Елизаветой II, которая, возможно, в глубине души чувствовала, что если бы не безумная любовь Эдуарда к Уоллис, она бы никогда не стала королевой.

Эдуард VIII и Уоллис Симпсон. Проходят годы, но не любовь | Любовная история

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *